Ренэ Герра – летописец культурной истории русской эмиграции

rene-gerraРенэ Герра – француз по происхождению и уроженец Ниццы, познакомился с русской культурой больше полувека назад. С тех пор она стала его единственной музой, источником вдохновения и призванием на многие-многие годы. Сейчас Ренэ – доктор филологических наук Парижского университета, автор 35 книг о русских писателях и художниках, эмигрировавших во Францию, а также выдающийся (как отмечают его современники и ученики) хранитель и исследователь культурного наследия России за рубежом.

К сожалению, мы мало знаем о тех людях, кто не создает искусства вокруг себя. Но каждый раз, соприкасаясь, созерцая и открывая для себя предметы культуры, мы используем труд тех, кто кропотливо и бережно собирает историю. Такие люди, как Ренэ, пишут культуру из первых уст. И в этой статье вы узнаете о жизни, полной трудностей и открытий великого французского публициста.

Ренэ рос недалеко от Ниццы, близь Бер-лез-Альп в родовом поместье, а его предки были зажиточными купцами. Это и повлияло на то, что воспитываясь в семье людей, постоянно путешествующих и ищущих новые коммерческие связи, Ренэ увлекся изучением быта и культуры других народов.

Он закончил «Институт восточных языков» в Париже,  учился в Сорбонне, а впоследствии защитил докторскую диссертацию (1981 год) на тему творчества Бориса Зайцева.

Почему Ренэ выбрал российскую культуру?

ренэ герраСовершенно случайно судьба сталкивает Ренэ с современниками А. П. Чехова в Каннах, где его родители преподают в лицее. Познакомившись с русскими эмигрантами, переехавшими на ПМЖ во Францию, Ренэ изучает русский язык. Сначала его учительницей становится эмигрантка из Киева, а чуть позже – поэтесса из Харькова, стихи которой были оценены такими поэтами как Иван Бунин, Зинаида Гиппиус, Владислав Ходасевич и другие. Ставшая для Ренэ не только языковым, но и духовным наставником, Екатерина Леонидовна Таубер открывает молодому юноше красоту и очарование русской поэзии.

Это так захватывает молодого Ренэ, что он решает всю свою дальнейшую судьбу связать с изучением русской культуры, став искусствоведом и литературоведом.

«Русского языка почти не было во Франции» – вспоминает Ренэ, – «Никто не знал, как там за «железным занавесом». Те русские писатели и поэты эмигранты, что жили во Франции, были никому не нужны. Мои коллеги – профессора-слависты и коммунисты презирали и ненавидели всё, что было связано с «белой» эмиграцией. А я тогда работал в секретарях у Зайцева. Было трудно, ведь тогда надо было дружить с Советским Союзом, писать о соцреализме, книгах Гладкова, Островского, Шолохова…а я писал о Зайцеве. Даже докторскую о нем защитил. Но,  увы, был первым и последним, кто написал о нем что-либо здесь, во Франции».

Надо ли себе представлять, что молодому Ренэ еще долго будут припоминать его «любовь» к русской эмиграции?

Работая в течение пяти лет в Советском Союзе у Зайцева, после его смерти Ренэ был выслан из страны с «волчьим билетом» в марте 1969 года и тринадцать лет не мог вернуться обратно. Но и во Франции его были видеть не рады. Оставшись без родного угла, он продолжал стоять на стороне белогвардейцев, «обломков империи», изгоев и противников «великой октябрьской».

В 1976 году вышла первая статья в «Новом журнале» (Нью-Йорк) с публикацией Ренэ, а уже в 1992 году его начали печатать и в России. Газеты и журналы были рады «разбавить политическую прозу» свежим взглядом мнения из-за рубежа.

Одна из первых его книг – «Они унесли с собой Россию» вышла в Петербурге в 2003 году и стала чрезвычайно популярной среди искусствоведов.

Все по крупицам

О переезде говорили неохотно. Писатели и художники, приезжая во Францию, были больше озабочены тем, как снять квартиру или раздобыть пропитание. Конечно, никто не голодал, но творить прекрасное у многих просто не оставалось сил.

Буквально по крупицам собирал Ренэ произведения искусства, свои заметки, интервью. Его интервью не раз перерастали в крепкую дружбу между ним и его собеседниками. И даже, несмотря на то, что записи Ренэ не были актуальны (по многим, в большинстве своем, политическим причинам), он не обращал внимания и продолжал свою работу.

Сейчас Ренэ опубликовал уже более 300 научных и публицистических статей по литературе и искусству русских эмигрантов. Он почетный член редколлегий и советов таких альманахов, как: «Русская мысль», «Литературные знакомства», «Текст и традиция» и некоторых других, президент-основатель «Ассоциации по сохранению русского культурного наследия во Франции».

За большой вклад в развитие французско-русских отношений Ренэ Герра был награжден «Орденом Дружбы РФ» (2007 год), был номинирован на «Царскосельскую премию» (2009 год) и «Премию имени Антона Дельвига» (2010 год).

В интервью с Тиной Шевалье

Ренэ задумывается на секунду, отвечая на вопрос о России, в этом светлом кабинете с камином и книгами. Мудрый мужчина, с бородой и светлыми глазами тепло вспоминает о времени, проведенном в России.

«Первый раз я попал в Москву студентом Сорбонны в 1966 году. Холодно, хмуро, сыро. Вот все, чем меня встретила она. После Ниццы мне было тяжело привыкнуть к этому, да что там, я был в шоке.

Второй раз приехал уже в 1968 году, жил в общежитии МГУ, много общался с местными. За мной даже слежка была – боялись, наверное, что я переправлю рукопись какую-нибудь или книгу через посольство. Дружил я с Юрием Трифоновым – писателем, и бывал у Корнея Чуковского в Переделкино. Там же познакомился с Робертом Рождественским, только меня тогда Корней Иванович предупредил, что я не Ренэ Герра, а Роман Герасимов. Этот страх советского человека перед иностранцем стал для меня буквально откровением. Так велика была пропасть между людьми здесь и по ту сторону «занавеса»…

А в 1984 году, после моей 13-летней «ссылки» я был в командировке в СССР последний раз. Но, тем не менее, я всегда вспоминаю о России с теплотой.

Я много сил потратил и денег, чтобы спасти все то, что было возможно. Собрал то, что безжалостно выкидывали на помойку. И один Бог знает, сколько культурных ценностей мне спасти не удалось.

Но я всегда верил, что в России настанет период, когда мои труды окажутся нужными, принесут пользу. И то, что я собрал, поможет воссоздать историю творений и наследие русской эмиграции».

ренэ герра