По следам и в поисках Матисса

Наверное, у каждого из нас были такие моменты в жизни, про которые мы точно могли бы сказать, что мы будем вспоминать о них в преклонном возрасте. Обычно это неповторимые мгновения, уникальные впечатления и ощущения, которые вряд ли повторятся. И это чувство того, что эти ощущения бесценны, возникают сразу, как только начинаешь их чувствовать или переживать. Для меня таким неизгладимым впечатлением стала Ницца — о путешествии в этот удивительный, залитый солнцем и радостью, средиземноморский, аристократичный город невозможно забыть, и я знаю точно, что Ницца останется в моем сердце навсегда.

Но главное в наших впечатлениях всегда то, что кто-то может разделить их с нами. И я оказалась не одна такая влюбленная в Ниццу. Мне посчастливилось побывать в «жемчужине Французской Ривьеры» и разделить восторженные чувства с моей подругой, которую я знаю со школьных лет. И теперь я уверена, что однажды утром или вечером лет через сорок мы будем сидеть у нее или у меня дома за чашечкой ароматного кофе, который вдруг напомнит нам о запахах Ниццы по утрам — свежая выпечка и крепкий напиток — традиционный завтрак у французов, которые наблюдали за нами, двумя бегающими по улицам солнечного города туристками, восторженными, неугомонными, молодыми, влюбленными.

От этого становится немного грустно — возможно, наша встреча с Ниццей не повторится больше никогда, но нам непременно хочется вернуться в гости к нашему старому другу, городу, который, однако, не знает ни эпох, ни времен и повидал столько лиц, что наши промелькнут лишь в веренице похожих. Но нам непременно хочется верить, что Ницца знает и запомнила нас, и непременно ждет нашего возвращения.

Как в самой невероятной любовной истории мы понимали с самого начала, что с нами происходит что-то невероятное, а потому стремились воспользоваться каждым моментом в Ницце. Мы гуляли по городу от заката до рассвета, мы стаптывали подошвы даже на самых удобных кроссовках в своем желании коснуться ступнями каждого булыжника на мощеных улочках Старого города. Мы бегали по утрам по Английской набережной, и наш маршрут скорее напоминал бесконечную гонку за счастьем, но ничто и никак не могло утолить нашу жажду — ни прекрасные виды с Замковой горы — восхитительные пейзажи хотелось наблюдать бесконечно, ни устрицы, купленные нами на рынке Cours Soleya, ни вино, которое лишь добавляло градус к нашему и без того бесшабашному веселью.

Кроме всего прочего, нам хотелось узнать как можно больше об истории и культуре Ниццы, о ее творческих людях, которые в свое время «делали» этот город, создавали здесь свои шедевры, просто жили, чувствовали, гуляли по его улицам, как и мы.

Конечно же, посетив лишь один музей в Ницце, нельзя сделать вывод и получить полное впечатление обо всем, что здесь есть, но мы решили, что полотна Матисса и «дом» его творений будут очень показательными. Мы просто хотели увидеть мир в Ницце и за ее пределами глазами этого великого французского художника.

На пути к искусству

Несмотря на то, что добраться до музея Матисса от нашего дома на Английской набережной было довольно легко, взяв любой автобус из центра Ниццы (например, 17, 20 или 15), мы не стали искать «легких путей» — нам нравилось дышать свежим воздухом, наслаждаться прогулкой под ласковым весенним солнцем по неповторимым улочкам города мечты.

От Средиземноморского дворца с рюкзаками за спиной и улыбками на лицах мы пошли в направлении Бульвара Виктора Гюго, потом еще долго блуждали на Бульваре де Симье, поднимались в гору в то время, как весеннее солнце хорошо припекало нам куртки и делало загорелыми лица и даже руки, выглядывающие из-под рукавов.

По дороге к бывшей вилле Губернатиса, где и расположен музей Матисса, на подъеме на холм Симье, нам попадались такие же туристы, которые несмотря на «не сезон», также наслаждались прекрасной погодой, делали фотографии красивейших природных пейзажей и необычных особняков, что нас окружали со всех сторон, искали дорогу, обращались за подсказками к местным жителям, но в то же время собственно и не спешили попасть в музей. Обычное поведение туристов на Лазурном Берегу во Франции, которыми теперь были и мы!

После двухчасового беззаботного «восхождения» к музею его здание цвета охры всё же оказалось довольно трудно различить среди деревьев и других строений. Зато мы хорошо слышали звуки заводной музыки, на которые и пошли.

Французские выходные

Повсюду в парке у музея были местные жители с семьями и детьми, просто в компании друзей, с которыми они весело проводили время на лужайках под весенним солнцем.

Тут мы впервые стали свидетелями того, как французы проводят свои выходные. Наш поход в музей как раз пришелся на воскресенье и, как позже нам удалось узнать, на время праздника Гурдон.

Повсюду были слышны радостные детские крики, оживленная французская речь, некоторые играли в петанк и, судя по их увлеченному виду, оторваться просто не могли. А для нас, незнакомых с правилами этой игры, со стороны всё выглядело довольно странно — группа людей, кидающая камни в траву, и при этом испытывающая истинное удовольствие!

Многие беззаботно лежали на зеленой весенней траве, поедая багеты и вино, и наслаждались жизнью. Но главное творилось на центральной площадке — здесь были разбиты торговые палатки, в которых продавались репы различных размеров и форм, стоял настоящий живой оркестр, под звуки которого на сцене гости исполняли национальные танцы.

Мы, пораженные происходящим, даже на несколько минут забыли, зачем пришли — хотелось срочно пуститься с местными в пляс — настолько зажигательно они танцевали, но что еще более поразительно — знали все движения каждого из танцев и свободно передвигались по площадке, словно каждый день тренировали свое выступление дома.

Но мы спешили, мы боялись, что музей вот-вот закроется, поэтому не стали долго глазеть на танцующих. Наше волнение немного остудили «размеренные» и уравновешенные фасады виллы-музея Матиссса. Интересно, что сейчас невозможно попасть в новое отреставрированное здание с центрального входа — нужно обойти его и проникнуть вовнутрь только через подземный проход. Это добавило в наше путешествие таинственности.

В кузнице творчества

Мы взяли билет за десять евро, который включал в себя вход и в другие музеи в городе, но действовал всего лишь 24 часа.

Нам говорили, что в музее Матисса нет его картин, поэтому для нас стало настоящим прекрасным сюрпризом, что перед нами в многочисленных экспозициях предстала целая жизнь художника и его творческий путь. Бродить по этажам, задерживать внимание на каждом штрихе картины, мозаики или скульптуры стало целым открытием, миром живописи, доныне неизведанном и необычайно глубоким.

Лично для меня стало сюрпризом, что творчество Матисса оказалось настолько разнообразным и многогранным — пейзажи, портреты, натюрморты, скульптуры, фрески, гравюры, рисунки, похожие на совершенно нелепые детские, работы из бумаги, постоянный поиск цвета и форм — мастер был неисчерпаемым источником сил и энергии. Несмотря на свою болезнь, развод с женой и впрочем свою нелегкую жизнь на Лазурном Берегу во Франции Матисс всё время продолжал творить, он никогда не расставался со своей музой. Кроме того, художник уделял достаточно времени и своему второму увлечению — гребле. Неугомонный, страстный, талантливый, он был в Ницце сродни этому городу, он вышел из этой стихии и был достойным жизни в «раю» под средиземноморским солнцем.

Только подумать — 40 лет в Ницце, творческого пути и постоянных исканий. Матисс отдал этому городу свою душу и тело. Мастер цвета, великий художник похоронен недалеко здесь же, на кладбище возле монастыря Симеиз.

Три этажа занимают работы художника, и честно сказать, у каждого произведения хотелось хоть немного задержаться, рассмотреть мельчайшие детали. Картины и скульптуры словно примагничивали взгляд, и даже дети, которые были здесь на экскурсии, с вниманием разглядывали бессмертные шедевры. Ведь даже без определенного понимания в живописи, картины завораживали, притягивали своей безумной энергией, загадками, невероятными цветами, которые были то очень яркими, то нежными, пастельных оттенков.

Особенно мне понравилось, что в музее действительно можно неспешно проводить время и любоваться работами художника, сколько душе угодно. Удобные лавочки были в некоторых залах прямо напротив картин — можно было часами смотреть на самые полюбившиеся работы и снова возвращаться к ним. В музее есть также бесплатный WiFi и магазин, где можно приобрести эксклюзивные сувениры по тематике творчества художника.

В последнем зале можно было посмотреть черно-белое кино, на кадрах которого Матисс экспериментирует с материалами и формами, вырезает, лепит, работает с кистью. Завораживает сам творческий процесс — увидеть, как работал художник — это уникальное видео, производящее неизгладимое впечатление. «Натюрморт с гранатами», «Купальщица в тростниках», «Портрет Мадам Матисс» — всему миру интересно, как создавались эти шедевры. Примерно через два часа, когда Матисс нас «отпустил», нам удалось забежать за несколько минут до закрытия, в соседний музей с какими-то древностями и ценностями, а главное побывать на развалинах древнего римского города, где местные также любят устраивать пикники.
Побывать внутри настоящих терм, буквально прикоснуться к камням, которые когда-то были заложены римлянами — это незабываемое впечатление.

Праздник жизни

Мы спешили дальше — нам хотелось все-таки побывать на смелом и веселом празднике Гурдон. Пройдя через охрану, мы пробрались к сцене, на которой, к нашему удовольствию, продолжали кружиться в зажигательном танце пары. Сперва мы стеснялись присоединиться к ним, ведь мы не знали движений, да и в России не принято вот так запросто танцевать на улицах и в парках.

Но когда местные образовали круг, и движения нам показались довольно простыми, мы с подругой рискнули — взялись за руки с веселыми французами, «горячими» от весеннего солнца и вина, и пустились в пляс. Это было потрясающе! Эмоции зашкаливали, а ноги сами несли нас и двигались в такт с музыкой — мелодичной, зажигательной, аутентичной, истинно французской. И мы почувствовали себя причастными к этой уникальной культуре, к этому обществу, веселью, празднику. В этот момент мы стали местными.

Мы и потом танцевали при каждой возможности. На вокзале в ожидании поезда и просто, когда становилось грустно при расставании с Ниццей.

Может быть, мы с моей подругой возьмемся за руки и станцуем этот танец и через сорок лет, вспоминая о блистательной Ницце. Но лучше всего вернуться в этот город, полный радости, надежд, солнца, творчества, энергии.

Ницца, если переложить ее на ноты, — это светлая мелодия о любви, если изобразить на холсте, — залитая красками и солнцем реальность, в которой хочется жить.

Nice, je t’aime!

Елена Ксенофонтова