Деревянный сруб среди мраморных изысков, или «русский Монте Кристо»

1Жизнь русской колонии в Ницце во второй половине XIX века поражала местных жителей размахом, роскошью, открытостью, верностью традициям, бесшабашным весельем, смелостью и в то же время страдальческим надрывом, легкой безалаберностью, самоуважением и самоуничижением.

Образец расточительной роскоши – вилла «Вальроз». Рассказы жителей и гостей курорта о том, как русским живется во Франции, долго передавались из поколения в поколение.

Строительство виллы заказал для своей семьи предприниматель из России Павел Григорьевич фон Дервиз. Потомок эмигрантов из Швеции по фамилии Визе, удостоенных дворянского достоинства при Петре III. Получил отличное образование и десять лет служил чиновником в департаменте сената. Скучная бумажная работа не соответствовала складу ума и характеру Дервиза. В 1857 году он оставляет это размеренное существование и с головой бросается в предпринимательство – строительство железных дорог.

Железные дороги в России не были прибыльным и выгодным делом. И вдруг правильно организованное строительство Рязано-Козловской железной дороги приносит Дервизу и остальным инвесторам огромную прибыль. Работы были проведены в жесткие сроки и под неусыпным инженерным надзором, четко соблюдены нормы и требования к техническим сторонам возведения и эксплуатации железных дорог. И при этом дорога обошлась в три раза дешевле казённых. Парадокс. Но этот парадокс сделал Дервиза миллионером.

После Рязано-Козловской компания строит еще Курско-Киевскую и Московско-Рязанскую железные дороги. Прибыли растут, Дервиз богатеет. Куда мог направиться миллионер в конце XIX века, чтобы отдохнуть? Конечно – в Ниццу. И конечно, Фон Дервизу не могло прийти в голову снять жилье во Франции. Не по чину! Ведь он – «русский Монте Кристо», так его называли местные жители.

Легендарный дворец «Шато де Вальроз» будоражит все побережье. К его строительству привлекли петербургского архитектора Д.И. Гримма и швейцарского – А. Короччи. Там есть:

  • огромный парк, оформление которого было доверено Жозефу Карле – автору садов Монте-Карло;
  • театр и концертный зал, вмещающий 400 зрителей;
  • собственный симфонический оркестр, состоящий из 70 музыкантов и восьми певцов. Концерты всегда были заметным событием в культурной жизни;
  • изба. Видимо устав от блеска солнечных лучей на мраморных строениях, Дервиз перевозит из своего имения деревянную избу и устанавливает её в парке. Там она стоит уже более века;
  • поезд. В курортный сезон нанимает отдельный поезд для доставки своих домочадцев из Санкт-Петербурга в Ниццу.
  • карнавалы, гуляния, праздники, легко вписавшиеся в образ жизни французов.

В те годы Дервиз искренне уверял окружающих, что для него не существует ничего невозможного.

Миллионер ошибался. Несмотря на все усилия, предпринятые семьей для укрепления здоровья детей, в 1874 году умирает любимый сын и наследник состояния Владимир. А 1881 году – единственная дочь Варвара. Встречая гроб с телом дочери, Павел Григорьевич скончался от инсульта прямо на вокзале.

На каменной плите, установленной в «Шато де Вальроз» выбито:

  «Я русский, родился в России, люблю Россию и не нашел бы никакой надобности устраиваться где-либо в другом месте, если бы не находился в положении исключительном по состоянию здоровья моих детей».

Сегодня дворец прекрасно сохранился. В здании располагается ректорат и один из факультетов университета Софии Антиполис.